Здесь в ЖКХ царит разбой Хоть и на суше, но морской!

img_20170502_0002Здесь в ЖКХ царит разбой
Хоть и на суше, но морской!

Органам власти различного уровня законодательство предписывает защищать интересы граждан в области соблюдения их жилищных прав. Сами жилищные права населению неоднократно разъяснялись всеми возможными способами доведения информации, а перечень контролирующих организаций широко разрекламирован всеми существующими СМИ.
Вот список таких контролирующих организаций, действующих в Мурманске:

  • Государственная жилищная инспекция Мурманской области: в подчинении субъекта Федерации, функция — государственный жилищный контроль на территории Мурманской области.
  • Комитет по жилищной политике: структурное подразделение администрации г. Мурманска. Действует в пределах города.
  • ММБУ «Новые формы управления»: осуществляет контролирующие функции в городе, как представитель собственника — муниципалитета.
  • Управления городских административных округов: занимаются своей частью контроля в пределах соответствующих микрорайонов.
  • Прокуратура МО, её городское и областное подразделения.
  • Ростехнадзор: региональный ареал деятельности.
  • Роспотребнадзор: действует в тех же границах, что и предыдущий.

Итак, можно насчитать 7 контролирующих организаций. И вытекающую из сего магического числа диалектическую истину, поясняющую, согласно народной мудрости, почему «дитя без глаза». Кстати, это неполный перечень. Есть еще Комитет по защите прав потребителей, фискальные органы, ФАС и ОБЭП, полиция и пожарная охрана, но их проявления на ниве жилищного контроля носят спорадический характер.

Заметьте, что в числе «великолепной семерки» активных игроков троица входит в муниципальное подчинение: КЖП, «НФУ», управления округов. Вроде бы это вполне естественно. Жилищный кодекс именно ОМСУ (Органы местного самоуправления). предписывает обеспечивать все условия для создания нормальных возможностей для граждан при реализации ими своих жилищных прав. Однако, понимание муниципальными чиновниками своих обязанностей в данном случае и на территории конкретного муниципального образования — города Мурманска выглядит несколько противоестественно. Складывается впечатление, что для мурманских городских чиновников закон или не писан, или не читан, или не понят. А если понят, то не так!

О своеобразном понимании защиты прав горожан, обеспечении достойного качества жилищных услуг и методов, которые используют мурманские городские бюрократы для достижения столь похвальных целей можно рассказать на конкретном примере, конкретной управляющей компании, в конкретный временной отрезок.

Место действия — Мурманск, управляющая организация — ООО «УК «Северсервис-2» (17 многоквартирных домов, с приблизительной общей площадью 50 тыс.кв.м.), время: с 29 апреля 2015 г. по сей день.

В позапрошлом 2015 году без особых торжеств было отмечено десятилетие действующего Жилищного кодекса, традиционного именуемого «новым». О качестве этого закона свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что редактировался он ежегодно и по несколько раз в год. И вот, десять лет спустя, было принято решение о лицензировании управляющих организаций. Смысл процесса ясен не вполне, кроме сугубо меркантильного. За выдачу лицензии «управляшка» платит 30 тыс.руб. пошлины. Правда, директор такой «управляшки» должен сдать еще экзамен по типу ЕГЭ, который подтверждает, что у директора достаточно хорошая память, чтобы запомнить правильные ответы на 86 из 100 вопросов, каверзно предлагаемых в трёх вариантах, один из которых правильный.

Управляющая организация «Северсервис-2», память директора которой оказалось подходящей, в числе нескольких десятков других озаботилась необходимостью получения лицензии, решение о выдаче которой должно было возникнуть 28 апреля 2015 года, то есть, в установленный законом срок. Но за три дня до установленной даты выяснилось, что информация на собственном сайте управляющей компании не соответствует аналогичной на общероссийском сайте «Реформа ЖКХ». К слову сказать, такие сайты с соответствующим заполнением в качестве условия обязательного для лицензирования предъявлялись только к организациям уже фактически управлявшими домами. Причем, чем дольше, тем больший объем информации необходимо было представить. А кто ничем не управлял — лицензию получал бес проблемно.

За три дня до заседания лицензионной комиссии ГЖИ Мурманской области известила ООО «УК «Северсервис-2» о необходимости привести сведения на сайте «Реформа ЖКХ» к полному совпадению со сведениями, опубликованными на собственном сайте управляющей компании. Естественно, что сотрудники «Северсервис-2» опрометью бросились устранять предписанные недочеты. Но! Сайт «Реформа ЖКХ», в котором нужно было зафиксировать изменения — федеральный. Его сервер находится где-то в Москве, обслуживает всю страну. И сервер этот «завис». Поэтому внести необходимые изменения в срок с 25-го по 28-е апреля не удалось по технических причинам. Никакой вины управляющей компании здесь нет.

В 2016 году с июня месяца вся эта чехарда с кучей сайтов должна была быть упразднена. Был создан единый сайт «ГИС ЖКХ», на котором размещалась бы вся информация об управляющих компаниях. Мурманская область подписала соглашение о том, что на её территории представят всю необходимую информацию с 01 июня 2016 г. Только… система «ГИС» на дату написания этих строк (июнь 2017г.) еще не вполне отлажена. Например, условия о внесении изменений о собственниках в систему «ГИС» пока невыполнима. Вроде бы — из-за несогласованности с «Росреестром». Ни у Мурманской области, ни у какой-либо из управляющих компаний, действующих на её территории, вины в том опять-таки нет.

Однако, в силу несоблюдения формальных требований стандарта раскрытия информации, обществу с ограниченной ответственностью «УК «Северсервис-2» в выдаче лицензии на осуществление предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами было отказано. Было 28 апреля 2015 года.

29 апреля «Северсервис-2» подало заявку о лицензии повторно.
А потом — это было утром 29 апреля, три участника описываемых событий — «Северсервис-2», администрация г. Мурманска и Государственная жилищная инспекция стали думу думать и ответ искать на классический российский вопрос: «Что делать?». В смысле — дальше.

Логика управляющей компании выстраивалась из смысла Жилищного кодекса — закона, регламентирующего жилищные отношения. Там есть ст. 200 ч. 3, которая указывает: «Лицензиат… в случае прекращения или аннулирования лицензии… обязан надлежащим образом исполнять обязанности по управлению домом…» до дня:
Возникновения… обязательств по управлению домом у управляющей организации, выбранной общим собранием… или отобранной по результатам проведенного ОМСУ открытого конкурса.» Другие варианты связаны с кооперативами или возникновением в доме ТСЖ. Вроде всё просто и ясно, но закавыка в том, что «Северсервис-2» не было на тот момент лицензиатом. У Общества не отбирали лицензию. Её ему не выдали по формальному признаку. Тогда сотрудники компании обратились к 7-й статье Жилищного кодекса, всё расставляющей на свои места:

«

  • В случаях, если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяется жилищное законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).
  • При невозможности использования аналогии закона права и обязанности участников жилищных отношений определяются исходя из общих начал и смысла жилищного законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости.

»

Аналогия налицо. Что отобрали у Вас лицензию, что не дали Вам её — результат один — отсутствие лицензии. Что делать?

То, что предписывает закон в ч. 3 ст. 200 ЖК РФ. При такой трактовке сохраняется стабильность оказания услуг преемственность правообладателей, выполнение условий гражданского законодательства, не допускающих расторжения договорных обязательств вдруг. Как с потребителями услуг — собственниками и нанимателями помещений, так и с подрядчиками. Например, РСО (Ресурсоснабжающие организации).

А вот городской чиновник думает как-то по-другому. Ибо в основе его мышления, похоже, господствует элементарный фетишизм. Только фетишем служит не красная тряпка, как у некоторых парнокопытных, не предмет белья, как у кое-кого из двуногих, а одно волшебное слово — «Запрещено!» От этого слова чиновник прямо таки возбуждается, а логика его становится линейной, причем линейность эта вертикальная как стена. Глухая, в смысле доводов рассудка и капитальная по единообразию составляющего материала — муниципального чиновничества в целом. Видят они в ЖК РФ ст. 161. А там в ч. 3 необходимым условием значится наличие лицензии. А раз лицензии нет — значит «запрещено»! Припоминается единственный пример такого же уровня почтения к «табу» — религиозного, — у жителей Полинезии лет этак 150 назад. Папуасский менталитет муниципального служащего опасен еще и тем, что воображение чиновника способно осознать только производную от «нельзя». Запрет, как состоявшийся факт. А запрет действия в его процессе — это функция с заданным вектором, требующая понимания: как именно «нельзя». Необходим некий алгоритм торможения. Его осознание требует творческого подхода, каковой в папуасском мышлении чинуши отсутствует за ненадобностью. Он (она) должностное лицо без конкретной гендерной принадлежности не нуждается в способности творить, потому что нет необходимости зарабатывать. Оно — чиновник (должностное лицо) — всё необходимое для жизни аккуратно получает из бюджета за счёт налогоплательщиков.

И вот, 29 апреля муниципальные господа видят, что у нескольких управляющих компаний отсутствуют лицензии и до 01 мая не предвидятся. Глаза чинуш заволокло маревом запрета, в сознании пульсирует «табу»! Понимания, как запрет исполнить, разумеется, нет. Как всегда. В смысле — понимания.

И тут, — о чудо! — нашелся некий документ, разъясняющий, как запрет воплотить в жизнь. Есть в России Министерство строительства и ЖКХ, которое рассылает по городам и весям директивы и комментарии по вопросам, смысл которых в законодательстве ясен не вполне. Или не всем. Рескрипты Минстроя бывают разные: иногда это подзаконные акты, обязательные для исполнения, а иногда — информационные письма, распространяемые для сведения.

Вот такое письмо с пометкой «для сведения» было получено Госжилинспекцией, а также, через её посредство или без оного, Комитетом жилищной политике Администрации г. Мурманска. Подпись на письме — замминистра. Ослепленные сиянием титула, пометку «для сведения», вероятно, не заметили и принялись исполнять как приказ.

Что же было сказано такого в этом письме?
Сказано было следующее: “В связи с тем, что с 01 мая управляющие компании, не имеющие лицензий, могут внезапно прекратить деятельность по управлению домами, такие дома могут оказаться бесхозными. В этом случае может возникнуть риск неоказания жилищных и коммунальных услуг для проживающих в них граждан. При возникновении подобной, могущей считаться чрезвычайной ситуации, органы местного самоуправления должны собрать комиссию по чрезвычайной ситуации и для бесхозного жилфонда назначить временную управляющую компанию”. Далее приводились варианты, для назначения такой компании.

В тот же день, 29 апреля 2015 года, в кабинете прокурора Ленинского округа состоялось совещание, на котором присутствовали руководители всех действующих в округе управляющих организаций, а также представители КЖП г. Мурманска и ГЖИ Мурманской области. На той встрече директором ООО «УК «Северсервис-2» было сказано, что компания намерена продолжать управление жилищным фондом.

«Н – е — е — т!» — раздался вдруг визжащий вопль, заполнивший собой обширное пространство прокурорского кабинета, где размещалось почтенное собрание, -«Вы немедленно, с первого мая, должны прекратить управление домами!»

Возглас исходил из уст представителя Государственной жилищной инспекции. Вернее — представительницы, ибо в ареале человечества вообще и той его части, что занята в сфере жилищно — коммунального хозяйства, контролирующий орган Мурманской области олицетворяла прекрасная половина вида homo (Настаивая на абсолютной своей правдивости перед читателем, авторы этих строк не смеют в данном случае использовать прилагательное «sapiens»). Выражение лица у неё при этом было образчиком служебного фанатизма. Как-же — защита родного «табу»!

Представители «Северсервис-2», пронаблюдав ярость почти слюнобрызжущую, руководствовались пословицей «Среди двух спорящих, как минимум один — дурак», и от полемики воздержались. Тем более, что надежды получить ответ на то, как именно прекратить управление немедленно, в тот момент не было.

Общеизвестно, что резкое торможение нередко приводит к травматизму. Развивая аналогию с транспортом, деятельность управляющей организации можно сравнить с транспортом общественным, а вероятность травматизма становится множественной. И вообще, во многих случаях, технологических, медицинских, экономического и политического характера, противопоказаны кардинальные методы. Во избежание ненужных перегрузок. В Жилищном кодексе законодатель это предусмотрел.

Промолчали по поводу тирады ГЖИ все присутствовавшие. Только прокурор буркнул что-то своим помощникам по поводу необходимости сделать управляющим компаниям предупреждение. На том и разошлись.

К чести прокуратуры, следует сказать, что наказы прокурора помощники блюдут чётко. На следующий день, 30 апреля 2015г. в адрес ООО «УК «Северсервис-2» поступило предписание прокуратуры Ленинского округа о недопустимости нарушения жилищных прав граждан. Вообще. Без уточнений. Оценив прокурорскую деликатность, в ООО «УК «Северсервис-2» также сочли уместным проявить тактичность, и решили не досаждать прокурорским вопросами о том, какие именно права необходимо не нарушать. Как показало время, две упомянутые организации повели себя наиболее разумно.

Но оказалось, что на том совещании в прокуратуре кое-кто из молчавших сидел и на ус мотал. Были это ребята из КЖП администрации г. Мурманска, занятие которого заключается в муниципальном жилищном контроле. Надо сказать, что все, что относится к понятию «дома» -жилые, ведомственные или иные, отведённые под учреждения, относится к компетенции КЖП. И все мероприятия, применяемые к этим домам, включая юридическое сопровождение таких мероприятий.

После совещания в прокуратуре, присутствовавшие на нём сотрудник КЖП довели услышанное до сведения всех прочих сотрудников. Видимо, посредством доклада руководству. Через таковой, юристы КЖП также осведомились о намерении ООО «УК «Северсервис-2» продолжить управление домами в отсутствие лицензии, но руководствуясь нормами Жилищного кодекса. По собственной инициативе, или с подачи непосредственного начальства, юристы городской администрации стали размышлять над услышанным.
Когда городской чиновник находится перед дилеммой о принятии решения, которое может оказаться полезным или вредным для предпринимателя — кормящего этого чиновника налогоплательщика — обычно принимается решение вредное. Это эмпирически установленный факт. Если спуститься ступенькой ниже, от сферы социальных отношений между людьми до схожих отношений в отдельно взятом организме, то поведение, подобное чиновничьему, имеет чёткое биологическое определение — паразитизм!

Связались юристы КЖП с юристами ГЖИ. Узнали про письмо Минстроя с его тезисом о временных управляющих компаниях. Увидели подпись зам. министра. И всё! Решение было принято. Как обычно — вредное.

На стол местного сити — менеджера — Главы администрации МО г. Мурманск А. И. Сысоева лёг текст Распоряжения об организации обслуживания многоквартирных домов в г. Мурманске, подразумевавший реакцию на отсутствие лицензий у нескольких управляющих компаний. А надо сказать, что Андрей Иванович Сысоев, бывая на встречах с населением, заседаниях городского Совета, или других общественных мероприятиях с завидным постоянством напоминает, что по образованию он — химик. Как, по его мнению, это подчёркивает сысоевский авторитет в области муниципального управления, непонятно. Видимо, Андрей Иванович проводит аналогию с другим достопамятным градоначальником — Лужковым. Тот тоже был химиком. По образованию и не только. Не забыл Сысоев, что он химик и 30 апреля 2015г. Текст Распоряжения с присвоенным ему номером 32 — р подписал. Схимичил, в общем.

Во второй половине дня 30 апреля текст Распоряжения администрации г. Мурманска № 32 – р посредством факса поступил в адрес управляющей компании «Северсервис-2». Там его прочитали. Удивились. Нужно пояснить — чему.

В целом, Распоряжение по своему тексту повторяло Жилищный кодекс во всех своих параграфах, кроме одного. Поэтому тому, что логично никто не удивлялся. Рассказывать об этом тоже излишне. А вот был в Распоряжении параграф «2», в нём пункт «3», где было написано:

«Определить Мурманское муниципальное унитарное предприятие «Эксплуатация-Сервис» (Савинов А.С.) ответственным за выполнение услуг и работ по содержанию и ремонту общего имущества многоквартирных домов, расположенных на территории муниципального образования город Мурманск и указанных в приложениях No 1 и No 2 к настоящему распоряжению, на период до возникновения обязательств по управлению многоквартирными домами у юридического лица, определенного по результатам открытого конкурса или на основании решения общего собрания собственников помещений с сохранением ранее действующих тарифов и перечней выполняемых работ.»

Усмотрев этот пункт, Общество — («Северсервис-2») в полном своем составе подумало: «С какого перепугу?!» Дело в том, что в наше нестабильное время стабильность управляющей компании определяется всего одним условием: сформулированными и выполняемыми правилами перехода многоквартирного дома из хозяйственного ведения (управления) одной управляющей компании в хозяйственное ведение другой. Такой переход осуществляется только в двух случаях:
1)Выбор управляющей организации общим собранием собственников помещений.
2)Назначение такой компании, в случае, если собственники не могут организовать общее собрание. Назначение осуществляется в соответствии с результатами обязательно проведённого муниципального конкурса, условия проведения которого определены федеральным законом № 75-ФЗ от 2006г.

В случае, если управление домом будет передаваться без выполнения такого алгоритма, смысл заниматься управлением домами пропадает. Невозможно планировать затраты, которые складываются из расчёта за период.

Интерпретировать изложенное в пункте «2.3» Распоряжения 32-р можно следующим образом: сити — менеджер Сысоев, наплевав на федеральное законодательство и мнение жителей домов, выбравших управляющую компанию, по собственному произволу решил отобрать бизнес управляющей организации и передать его другой компании, находящейся в муниципальной собственности и подчиненной самому Сысоеву.

Допускать подобный произвол невозможно! Ведь аппетит, как известно, приходит во время еды. Не подавившись этим куском, сити — менеджер завтра может войти в раж и выпустит новое распоряжение, по которому станет отбирать у собственников квартиры, а по его примеру пойдут другие. Гаишники станут забирать себе машины, банкиры — вклады, а полицейские на улицах — кошельки. Так что возмущение сотрудников «Северсервис-2» понять нетрудно.

Почитали Распоряжение ещё раз. Потом все законодательные акты, на которые администрация города в этом Распоряжении ссылалась. Разумеется, версии с временной управляющей компанией не нашли. Работники управляющей организации — люди не только законопослушные, но и не склочные. Поэтому, для начала, в адрес Сысоева было направлено письмо, в котором, со всем уважением сити — менеджера просили пояснить, на основании какого из перечисленных в Распоряжении законодательных актов, его, Сысоева, посетила идея о возможности произвольного назначения муниципальной управляющей организации для жилищного фонда, у которого с управлением и обслуживанием, по большому счёту, все в порядке. Малых проблем всегда и везде хватает — такова специфика отрасли.

Заданный письменно, по всей форме, вопрос сити — менеджером был проигнорирован. ООО «УК «Северсервис-2» продолжило управление домами своего жилищного фонда и стало готовить материалы для арбитражного суда по оспариванию Распоряжения 32 — р. И ожидать получения лицензии, заявка на которую была подана повторно.

Дело в том, что о Письме Минстроя за подписью Чибиса, ООО «УК «Северсервис-2» было оповещено опосредованно, по телефонному звонку. Сообщили об этом таким образом, что содержимое Письма и есть истина в последней инстанции. Мечта фантастов прошлого — видеосвязь сегодня явление заурядное. Не получившее распространения при рядовых переговорах — мешает заниматься другими делами в ходе коммуникативного процесса. Иногда об этом приходится жалеть, потому что в случае с сообщением о письме Минстроя, говоривший о нём непременно подчеркнул бы степень его (Письма) сакрализации посредством выпучивания глаз. А так, — был только звук, И рассказавший о Письме чиновник ограничился лишь утробным голосом. Они там все — немножко ограниченные.

Письмо Минстроя в управляющей компании также читали очень внимательно. Перед тем как подавать в суд, ведь нужно же было убедиться и в законности требований, и в факте нарушения таковой со стороны городской администрации. Обстоятельств для применения изложенных в письме рекомендаций не нашли. Наоборот, убедились, что городской администрацией, нарушены даже рекомендации из самого письма. Пометка «Для сведения» указывала на необязательность применения рекомендации. Обстоятельств чрезвычайной силы, при которых они могли бы быть применены, не наблюдалось. Дома не оставались бесхозными! Кроме того, администрацией города не созывалась комиссия по чрезвычайной ситуации, по решению которой назначалась бы временная управляющая компания. Потому что никакой чрезвычайной ситуации попросту не было. Можно было бы задаться вопросом, почему в качестве временной управляющей компании была назначена именно муниципальная организация. Ведь в Письме предусматривалась формула о назначении временной управляющей организации на основании предоставления муниципальных преференций частному предприятию. Но, к интересам жилищной управляющей компании этот вопрос не относился, Им должна была бы заняться Антимонопольная служба.

Всё это, а также последствия Распоряжения, идущие в разрез с жилищным и гражданским законодательством, были перечислены в исковом заявлении, а само заявление направлено в арбитражный суд Мурманской области. Второе заявление — относительно правомочности письма Минстроя было направлено в Верховный суд Российской Федерации, в соответствии с юрисдикцией.

img_20170502_0002А в это время (май 2015г.), муниципальные власти и подведомственные им организации резво приступили к осваиванию жилищного фонда, внезапно им доставшегося посредством метода, не вполне обоснованно именуемого в народе «рейдерским захватом». Вообще-то, рейдер — это корабль в составе военно — морского флота государства, проводящий самостоятельно пиратские операции на коммуникациях против кораблей враждебного государства. Тут работает принцип «Чужой ущерб — твоя прибыль»В описываемом случае сама администрация — не государственное учреждение, её целью было не причинение ущерба — это был фактор косвенный. Речь шла о конкретной попытке перераспределения (если не хищения), а это в пиратском лексиконе попадает под самый низкий разбор буканьерства. Сам термин означает, кстати, любовь к ветчине. В данном случае — чужой. Учитывая, что не сверкали в пороховом дыму абордажные сабли, не впивались в стены домов (за отсутствием кораблей) штурмовые крючья, а просто сами жители домов дезинформировались и ввергались в заблуждение, то романтической терминологии пиратства следует предпочесть определение простонародное — жульничество. Или уголовное — мошенничество: обманные действия, направленные на незаконное обогащение.

img_20170524_0001Работники ММБУ «Новые формы управления» рассыпались по домам, расклеивая объявления, из которых жители извещались о появление у них новой управляющей организации — ММУП «Эксплуатация-сервис». Текст объявлений подкреплялся ссылкой на авторитетные источники — для справок указывались телефоны муниципальных подразделений и организаций: Комитета по жилищной политике Администрации г. Мурманска,«НФУ».

ЕДДС «051» (тоже муниципальная организация) в одностороннем порядке расторгла договоры с управляющими организациями, попавшими в Распоряжение 32-р, и каждого обратившегося в эту службу жителя поздравляла новой управляющей компанией. Правда вот, заявки от жителей поступавшие в «051», не очень — то выполнялись. Для объяснения почему, нужно подробнее рассказать, что из себя представляет ММУП «Эксплуатация-Сервис».

Жилищная реформа в России ведёт свою историю с давних времён, Когда «младореформаторы», «отреформировав» всё, что плохо лежало, и могло быть быстро подобрано, взялись реформировать жилищно — коммунальное хозяйство. Его никто не хотел «подбирать»,- оно всегда было убыточным, от момента огосударствления жилья. Родившись в середине девяностых, жилищные реформы, воплотились в явь, ставшую заметной каждому живущему в стране, к 2005 году, в виде Жилищного кодекса (188-ФЗ). Изменения, которые вводил Жилищный кодекс, с 2005г.,в Мурманске проявились в конце 2007-го. Именно тогда возникли первые частные управляющие компании, появилось несколько ТСЖ. Процесс набирал обороты, к 2010 году распределение жилищного фонда по управляющим компаниям в основном состоялось. Но это справедливо только по отношению к рентабельному жилищному фонду, такому, управление которым способно приносить хоть какую-то прибыль. А что было делать с домами где платежи составляли около 30%, износ требовал (и требует) капитальных вложений, проживающие граждане маргинальны, а условия проживания таковы, что никаким выселением не испугаешь? Это заведомо убыточный жилищный фонд. Преимущественно «деревяшки», «гостинки» и общежития. Для частной управляющей компании брать такие дома — экономически губительно. При конкурсном распределении, администрация города, формируя лоты, старалась к нескольким нормальным домам в лоте присовокупить и несколько таких вот, убыточных «в нагрузку». Подобный подход мэрии можно охарактеризовать словом «подлый». Подлый по отношению к управляющим компаниям, подлый по отношению к жильцам нормальных домов. Любая управляющая компания оперирует только деньгами жильцов. И никакими другими. Все рассказы управляющих организаций о готовности вкладывать собственные деньги в развитие жилищного фонда, благоустройство домов, программы энергосбережения — рекламный трюк, направленный на агитацию населения с целью выбора той или иной УК на общем собрании собственников. Не встречалось пока управляющей организации в статусе благотворительного фонда. В основном все они — общества с ограниченной (и очень ограниченной) ответственностью. И, как любая фирма, управляющая организация изначально создается, а впоследствии действует с единственной целью — целью получения прибыли. Поэтому, содержание убыточного жилищного фонда, полученного управляющей организации в составе конкурсного лота, ложится на плечи собственников, проживающих в рентабельных домах. Люди платили «За себя, и за того парня». Кроме того, поскольку проблемы убыточных домов носят в основном капитальный характер, локальные меры по их исправлению за счёт имеющихся для этого средств (причём, это средства жителей нормальных домов) ни к каким существенным результатам обычно не приводят. За счёт средств (условно) текущего ремонта получается этакое «латание (реально) текущих дыр». А дальше, за нерешенные проблемы убыточных домов, администрация накладывает на управляющую компанию штрафы, которые выплачиваются из средств, опять — таки, жителей рентабельного жилищного фонда. Получается система двойного оброка — сначала муниципальная власть перекладывают свои невыполненные обязательства на плечи частных лиц — управляющих организаций и жителей домов, А затем взимают с них дань в виде штрафов за факт наличия проблемы, созданной или оставленной без решения самой же администрацией.

Размышляя над долей управляющих компаний, хочется отвлечься на нейтральную тему. У организаций, занимающихся жилищным фондом, явно наличествует творческий кризис в изобретении собственных наименований. Все сплошь «ЖИЛы» да «Сервисы» и тому подобное. Исходя из реалий, можно рекомендовать для УК наименование «Пионер» — она (УК) — в ответе за все!

На жалобы компаний, на избыточное давления со стороны органов власти, эти самые органы всегда отвечают одно и тоже:«Если не можете справиться, зачем брались?» На этот их, вроде бы, резонный вопрос есть ответ ещё более резонный:«Нужда заставляет и в помойке копаться. Не хватает на всех административных кресел, покоящихся на фундаменте бюджетов различных уровней. Приходится трудиться!»

Выходом из ситуации, заставляющей компании и жильцов оплачивать чужие нужды, оказывается сепарация жилищного фонда. Первоначально, получив дома из администрации в составе конкурсного лота, управляющая компания старается выделить те из них, обслуживание которых оказывается выгодным. И сохранить в своем ведении только их, посредством проведения общих собраний. А доставшиеся «в нагрузку» убыточные из состава лота «дотягивает» кое-как до окончания периода управления, определённого условиями конкурса, А потом забывает о них, как о страшном сне.

Постепенно, сознавая это, жители рентабельных домов совместно с управляющими компаниями или через создание ТСЖ, посредством общих собраний избавили себя от необходимости платить за других. Убыточные дома брать никто не хотел. Теоретически, можно получать с них прибыль, воруя средства, перечисляемые ресурсоснабжающим организациям — так называемые «тепловые деньги». Но это чревато «посадкой», примеры чему в Мурманске уже имеются. А нынче в моде (и безопаснее для управляющей компании) система «прямых платежей» в РСО. Поэтому, со временем, появилась в городе группа домов, который никто не хотел брать на обслуживание. Для этих домов последовательно администрацией города были учреждены несколько управляющих организаций. ММУП «Эксплуатация — Сервис» одна из таких, а по счету — уже третья или четвёртая. Было уже ММУП «ЖСК», ещё какая-то, теперь вот эта. Все они, за счёт неплатежей населения, набирали долги перед ресурсниками, другими поставщиками, фискальными органами, а затем планово уходили на банкротство. Судьба ММУП «Эксплуатация — Сервис» такая же, что и у предыдущих — запланированное банкротство по изначальной убыточности.

И вдруг, у «Эксплуатации — Сервис» с её предопределённой безысходностью, в мае 2015 г. возникает перспектива поуправлять рентабельным жилищным фондом на какой-то неопределённый срок. Перспектива обещает премии для руководства, шанс отрапортовать о прибыльности за некий период — дескать «какие мы молодцы в муниципальной «управляшке», ну и в муниципалитете, в целом». И вот, администрация города произволом Сысоева передает в «Эксплуатацию — Сервис» «кусок» рентабельного жилищного фонда, а обслуживать его организация не может. Её штатное расписание сформировано по принципу убыточного минимализма. А на чудесным образом вдруг приобретённом фонде восприятие качества услуг у населения происходит по несколько более высоким стандартам, чем приняты в «Эксплуатации — Сервис». В итоге — заявки не выполняются, уборка не производится, штата не хватает. Вдобавок, приступив «как бы» к управлению домами, «Эксплуатация — Сервис» не озаботилась заключением договоров с поставщиками и подрядчиками, без которых предоставление жилищно -коммунальных услуг не только надлежащего качества, но и вообще никакого невозможно. В отношении жилищного фонда «Северсервис-2», в частности, не заключались договоры с поставщиками воды и тепла, электричества, подрядчиками по вывозу мусора и обслуживанию лифтов — объекта повышенной опасности. То есть, гарантом предоставления этих услуг оставалось ООО «УК«Северсервис-2». И фактически эти услуги предоставляло.

Зато квитанции за период якобы обслуживания «Эксплуатация — Сервис» выставляла исправно. Но об этом будет сказано ниже.

ООО «УК «Северсервис-2» продолжало работать в штатном режиме, решая повседневные задачи. Приступили к ремонту нескольких подъездов, что было включено в план работ на 2015г., выполняли текущие заявки и повседневные работы. После майских праздников восстановилось функционирование федерального сервера сайта «Реформа ЖКХ». Туда были внесены сведения, не противоречащие содержавшимся на собственном сайте управляющей организации. Все требования для получения лицензии теперь были соблюдены. Оставалось ждать, пока состоится заседание лицензионной комиссии. Должно это было случиться 14-го мая, но почему то заседание было перенесено на 24-е. По его итогам, никаких оснований для отказа в удовлетворении заявки «Северсервис-2» о предоставлении лицензии ни у кого больше не нашлось. 26 мая лицензия компанией была получена.

В нарушение штатного режима работы, в адрес компании поступали звонки от собственников, желавших выяснить суть происходившего, сочувствовавших и интересовавшихся, кто же всё-таки управляет их домом. В «Северсервис-2» им отвечали, что компания не поменялась, «Северсервис-2» продолжает управлять их домами, лицензия получена. В ответ сотрудники слышали от жильцов, что в городской администрации им говорят другое, и в Управлении Ленинского административного округа, и в комитете по жилищной политике, и в «Новых формах управления», и в ЕДДС «051». В «Северсервис-2» им объясняли, что все перечисленные — суть одно и то же. Ведь, какая из голов Змея Горыныча не озвучивала бы его мнения, всё что она скажет — будет сказано от имени всего Змея, целиком. Объясняли, что действия администрации носят незаконный характер, А на вопрос «кому же верить» отвечали, что только суд решит.

Чем занимались в «Эксплуатации- Сервис» на самом деле, создавая видимость работы, установить достоверно не представляется возможным. А чем занимались другие подразделения администрации? Разумеется, в контексте излагаемых событий. Все, что натворили шесть сотен сотрудников городской администрации за целый месяц, относится к категории других исследований и компетенции других исследователей (или следователей?). Это история одного административного документа и последствий его появления. Вот о том, что было сделано подразделениями администрации в рамках исполнения Распоряжения 32-р, здесь и будет рассказано. Ибо наличествовали некие странности в исполнении Распоряжения определёнными для этого лицами и организациями. Вот пункты Распоряжения и комментарии о том, как эти пункты исполнялись:

1.»Мурманскому муниципальному бюджетному учреждению «Новые формы управления» (Грачиков А.Н.) инициировать общие собрания собственников помещений в многоквартирных домах, указанных в перечне согласно приложению No 1 к настоящему распоряжению, для решения вопроса о выборе способа управления.»

Поскольку управляющая компания работает в тесном контакте с жителями, сведения о том, что какими-то лицами производится процедура инициализации общего собрания в доме, в «Северсервис-2» поступили бы немедленно. Так и произошло. Из одного или двух домов, находившихся в управлении компании, в Общество позвонили собственники сообщившие, что в их почтовые ящики опущены сообщения, предлагающие им — собственникам явиться на общее собрание, которое будет проводиться в некую дату, посреди рабочего дня, в Управлении Первомайского административного округа города Мурманска. Напомним читателям, что дома управляющей компании «Северсервис-2» расположены в Ленинском округе. Естественно, что у жителей этих домов желания ехать за 15-20 км в рабочее время как то не возникло. Здравый смысл, в случае присутствия такового в головах сотрудников «НФУ», мог бы подбросить в эти головы идею о несбыточности затеваемого ими проекта. Стало быть, можно сделать вывод либо об отсутствии здравого смысла в коллективном разуме состава «НФУ», — муниципального бюджетного учреждения, в котором за счёт средств налогоплательщиков, администрация содержит ватагу умственно отсталых, либо об изначальном, спланированном, сугубо формальном подходе сотрудников «НФУ» к поставленной перед ними сити — менеджером важной задаче. Ведь в Распоряжении речь шла о жилищном комфорте горожан. О недопустимости возникновения условий, при которых жилищные услуги предоставлялись бы жителям в ненадлежащем качестве. Судя по тому, что сити — менеджер никак не отреагировал на то, что его задание выполнялось или по-идиотски, или «на отписку» (есть в русском нелитературном языке термин более точный и тоже с приставки «от-«), можно допустить, что такое отношение к выполнению изначально сити-менеджером предполагалось, или прямо санкционировалось.

2.»Комитету по жилищной политике администрации города Мурманска (Червинко А.Ю.):
2.1. Провести в отношении многоквартирных домов, расположенных на территории муниципального образования город Мурманск, указанных в перечне согласно приложению No 2 к настоящему распоряжению, открытый конкурс по отбору управляющей организации с целью управления многоквартирными домами.»

В ООО «УК «Северсервис — 2» не поступало информации о том, что комитетом по жилищной политике администрации города проводятся какие-либо действия по формированию конкурсных лотов в отношении домов, находившихся под управлением компании. Нет также информации о том, что данный пункт был сити — менеджером отменён. Это подтверждалась бы документально. Получается, и в данном случае не стоит выбирать выражений, что в КЖП на Распоряжение попросту «забили». В той части, которая казалась непосредственно КЖП.

3.»Отделу информационно-технического обеспечения и защиты информации администрации города Мурманска (Кузьмин А.Н.) разместить настоящее распоряжение с приложениями на официальном сайте администрации города Мурманска в сети Интернет.»

Нужно быть справедливым — эта часть Распоряжения была неукоснительно выполнена. Проблема в том, что не все категории граждан — по возрасту, благосостоянию или образованию пользуются компьютером. А те, которые пользуются, не всегда посещают Интернет. Да и в Интернете есть сайты поинтереснее, чем у Мурманской администрации. Вообще, в Мурманске сложилась традиция, что значимые для горожан документы администрации публикуются в официальной городской газете — «Вечерний Мурманск». И вот — следующий пункт Распоряжения:

4.»Редакции газеты «Вечерний Мурманск» (Штейн Н.Г.) опубликовать настоящее распоряжение с приложениями.»

Распоряжение было опубликовано! Но! Спустя почти месяц! 27 мая! Прокомментировать это обстоятельство невозможно без учёта пятого пункта Распоряжения:

5.»Настоящее распоряжение вступает в силу со дня подписания и распространяется на правоотношения, возникшие с 01.05.2015.»

Получается, что в течение месяца в тылах у горожан скрытно осуществляла партизанский рейд по захвату домов муниципальная управляющая компания. А санкционирующий её действия акт (Распоряжение -по статусу даже не подзаконный акт), публикуется постфактум. Вновь признак муниципального идиотизма? Или постараемся логически обосновать действия администрации. Выше уже говорилось, что комплектация штатом, технической базой и постоянно востребованными расходными материалами в ММУП «Эксплуатация — Сервис» осуществляется по ущербному принципу. Ввиду изначальной убыточности предприятия. То есть, на момент подписания Распоряжения, технических возможностей приступить к управлению жилищным фондом вновь приобретённых домов у муниципальной управляющей компании не было. События мая это подтвердили. Заявки жителей, передаваемые через «051», где им — жителям объясняли, что у них теперь новая управляющая компания, не выполнялись. Обслуживание жилищного фонда фактически не осуществлялась.В случае с «Северсервис-2», все работы на своем жилищном фонде эта компания и выполняла. А вот квитанции за свои услуги в конце месяца «Эксплуатация — Сервис» выставила. Как раз к этому моменту и было опубликовано Распоряжение в качестве обоснования законности действий муниципального предприятия. Если же опубликовать его раньше, то выявилась бы производственная несостоятельность компании, а её претензии на получение денег от жильцов оказались бы неподтвержденными фактически выполненными работами. Напомним, что и договоров с поставщиками и подрядчиками в мае «Эксплуатация — Сервис» не заключала.

В случае с «Северсервис-2», ситуация выглядела так: заработную плату своему персоналу компания должна была заплатить. Персонал исправно исполнял в мае свои обязанности. Восстановить запас расходных материалов, ушедших на выполнение заявок жителей и проведения повседневных работ тоже должна. Ещё должна заплатить поставщикам и подрядчикам за исполнение ими их части услуг. Работы были выполнены, а договорные отношения не прекращались.

А вот деньги, в виде квартплаты, из которых все эти выплаты производятся, должна была получить «Эксплуатация — Сервис»! На основании Распоряжения Сысоева, опубликованного как раз к моменту выпуска квитанции. Кстати, значительную часть этих средств «Эксплуатация — Сервис» получила.

В исполнении «32 — р», структурные подразделения администрации и организации, находящиеся в подчинении мэрии проявили явно направленную избирательность. Всё, что касалось действий, нацеленных на «отжимание» жилищного фонда, введение в заблуждение населения и получение от населения денежных средств в пользу муниципальной управляющей компании, было проделано со стремительной оперативностью. Всё что требовалось сделать, в соответствии с жилищным законодательством для обеспечения непрерывного оказания жилищных услуг надлежащего качества, было затянуто или не выполнялось вовсе. Сентенция о чиновничестве, как о государевой дворне, возомнившей себя новым дворянством, в соответствии с перечисленными выше действиями позволяет отнести представителей городской бюрократии ко вполне конкретной категория «рыцарства» — рыцарей наживы!

В конце мая перед ООО УК«Северсервис-2» встал вопрос о выставлении платёжных документов. Всё-таки, при существовании Распоряжения 32 — р и нежелании Сысоева отвечать на письменно заданный ему вопрос о законных обоснованиях его Распоряжения, ситуация оставалась спорной. Директору частной управляющей компании выставлять квитанции без наличия твёрдых законных оснований боязно — можно попасть под статью о мошенничестве. В УК«Северсервис-2» долго оценивали все «за» и «против» по принципу «вертикали власти». В пользу компании — Жилищный кодекс, федеральный закон, принятый Государственной Думой и подписанный Президентом, а против — распоряжение сити — менеджера и письмо замминистра «Для сведения». Основания для законности деятельности вопреки воле городской администрации у ООО «Северсервис-2» выглядели вполне весомо. Неотъемлемым правом организации, осуществляющей управление многоквартирным домом является взимание платы за содержание и ремонт. Таким правом «Северсервис-2» воспользовалось и выставило квитанции за оплату своих услуг. Так как ММУП «Эксплуатация — Сервис» тоже выставило квитанции, они стали «двойными». Так закончился май.

В июне из ГЖИ поступило требование о проведение общих собраний на жилищном фонде, находившимся под управлением «Северсервис-2». Мотивировали это требование тем, что на период с 01 по 26 мая, Инспекция не может рассматривать «Северсервис-2», как легитимную управляющую организацию. У компании, дескать, отсутствовала лицензия, поэтому ГЖИ в качестве управляющей для домов рассматривает назначенную Сысоевским Распоряжением «Эксплуатацию — Сервис». Доводы «Северсервис-2» о том, что само Распоряжение оспаривается в судебном порядке, в ГЖИ пропустили мимо ушей. В отличие от бюрократических структур, именуемых органами власти, к коим причисляются и те, что осуществляют жилищный контроль, управляющей организации приходится заниматься реальной работой. Объем которой выражается в погонных метрах заменяемых элементов инфраструктуры дома, квадратных метрах отремонтированных поверхностей, объемах закупленного песка и десятках инструментальных единиц. А заслуги контролирующих органов измеряются только в кубических метрах срубленного леса, переработанного в чистую бумагу, для того чтобы чиновники сделали её грязной. Дебатировать с ГЖИ было просто некогда — лето — период подготовки к отопительному сезону, когда перебирается и заменяется оборудование тепловых пунктов. Это расходы и нервотрепка. «Бодаться» с ГЖИ в довесок к мэрии, было бы более затратно, чем провести требуемые Инспекцией общие собрания. Тем более, что компания «Северсервис-2» могла ещё рассчитывать на поддержку жителей. Собрания были проведены. Жители дополнительно подтвердили легитимность ООО «УК «Северсервис-2» в качестве своей управляющей организации.

Но вот вопрос: зачем государственной жилищной инспекции было создавать дополнительные трудности для управляющей компании? Из традиционной чиновничьей вредности? Возможно! А может быть — не только из вредности. Давайте рассмотрим, какие рациональные мотивы могли побудить ГЖИ к усложнению жизни управляющей организации.

Во-первых, проведение общего собрания-это месяц. Стало быть, приступив к общим собраниям в июне, «Северсервис-2» статус управляющей компании для домов, где такие собрания были проведены, получала только с 1 июля 2015г. Следовательно, у назначенной Сысоевым «Эксплуатации — Сервис» появлялась возможность создавать видимость управления и выставить квитанции ещё и за июнь. Дармовые деньги муниципальному предприятию — это возможный мотив. Во-вторых, проводя общие собрания, так сказать, повторно на том же самом жилищном фонде, «Северсервис-2» косвенно признавало правомочность обстоятельств, возникших в результате появления Распоряжения. Это могло быть принято во внимание на предстоящем судебном заседании. Оба довода работают одновременно и оба — на руку городской администрации.

Но вот вопрос! Причём здесь ГЖИ? Инспекция — подразделение органов власти субъекта Федерации. Подчиняется Губернатору Мурманской области. Инспекция — да! А инспектор — совсем не обязательно! Половина состава Инспекции — выходцы из муниципальных структур. Да вот пример: главный государственный жилищный инспектор по Мурманской области — так титулуется начальник ГЖИ А. А. Кузнецова. До этого своего назначения была генеральным директором ММУП «МРИВЦ» — расчетно — кассового центра городской администрации. В период всесоветского огосударствления жилья была поговорка:»Блат выше наркома!»(справка для молодёжи: народный комиссар — министр в раннем СССР). А уж на уровне жилищного инспектора, пусть даже главного и даже государственного, да ещё при всероссийском разгосударствлении, блат — просто небоскрёб! И это не только сопоставление уровней, но и отношение к явлению — ёмкое, многоэтажное, и с соответствующим окончанием. Небоскрёб!

Во всяком случае, факт, что ГЖИ тогда сыграла в ворота мэрии, налицо. Хотя по функциям, должна отстаивать интересы граждан. Кстати, были граждане, которые обращались в Инспекцию с насущным вопросам: «Кому же нам платить? Кто у нас управляющая компания?» На просто заданные вопросы в ГЖИ отвечали тоже просто — платить однозначно в «Эксплуатацию — Сервис». На вопросы, заданные более сложно, реагировали сложнее. Не все горожане преклоняются перед авторитетом власти. Им бывает нужна аргументация. Письменная, В ответ на письменно на заданный вопрос. В отличие от телефонного разговора, где сотрудник ГЖИ может сказать что угодно, а потом от всего отпереться, на письменный запрос полагается отвечать тоже письменно, с указанием отвечавшего и подписью ответственного лица. И тут ответы давались туманные, со ссылками на то, что сами вопросы собственников сформулированы неконкретно. И вообще, собственников стараются отвадить от подачи письменных запросов. В то время (2015 год) даже прием заявлений от физических лиц в ГЖИ осуществлялся отдельным окошком, на более низком этажном уровне. Собственнику поясняли точно в сказке Шварца: «Тень, знай свое место!» — «шваркали», так сказать.

В конце июня обе компании — «Эксплуатация — Сервис» и «Северсервис-2» вновь выставили квитанции за оплату своих услуг. Опять они были «двойными».

Июль прошёл в более спокойном, рабочем режиме. «Северсервис-2» сохранило за собой свой жилищный фонд, но понесло значительные финансовые убытки. В течение двух месяцев оставались «двойные» квитанции, которые населением воспринимались по-разному. Вообще, отношение жителей почти в любом доме к своей управляющей компании бывает различным и делится равномерно. Треть жителей поддерживает компанию, треть — полагает, что компания не оправдывает доверия и её неплохо бы сменить, наконец, оставшаяся треть придерживается нейтральной позиции, уверенная, что «хрен редьки не слаще». Эти мнения отразились в поступках населения при оплате квитанции. Треть жителей заплатила в «Северсервис-2». Это обусловливалось их участием в выборе управляющей компании и наличием на руках договоров управления, как письменного подтверждения взаимных обязательств. Треть населения оплатила квитанции «Эксплуатации — сервис». Что послужило для них мотивацией — недовольство в отношении к «Северсервис-2» или убеждённость в превосходстве авторитета местного органа самоуправления над позицией частного коммерческого предприятия — судить трудно. Вероятно — и то и другое. Наконец, оставшаяся треть не стала платить никому. Позиция этой части населения понятна и вполне обоснована:«Вы там разберитесь между собой, А когда выявится правый, тогда и заплатим!»

Во что же эта «третичность» выразилась в деньгах? Ну, вот примерный расчёт:

Общая площадь жилищного фонда под управлением компании: 49.200 кв. м.
Усредненный размер оплаты за содержание и ремонт с одного квадратного метра: 23 руб.
Номинальная сумма оплаты за содержание и ремонт в месяц: 1.130.000 руб.
Фактически полученная компанией «Северсервис — 2» сумма за месяц: 375.000 руб.
Сумма, полученная ММУП «Эксплуатация — сервис» за два месяца: 750.000 руб.
Сумма, недополученных средств компанией «Северсервис — 2» за два месяца спорного перевода: 1.500.000 руб.
Из них 750.000 рублей остались на руках у населения, другие 750.000 осели в карманах (на счетах, выражаясь точно) муниципального унитарного предприятия. Если говорить о количестве собственников, заплативших в ММУП «Эксплуатация — сервис», то это, приблизительно, 250 — 300 человек (вернее — лицевых счетов).

Бюджет небольшой управляющей компании таков, что поступающих денег едва хватает на текущие нужды. Результатом недополучения суммы, превышающей месячный сбор, стало наличие задолженности как перед собственными работниками — а на существующие в фирме зарплаты не «зажируешь» — едва хватает месяц прожить, так и перед поставщиками услуг со стороны. Коммунальные платежи здесь не учитываются — они шли непосредственно в ресурсоснабжающие организации. Но за обслуживание лифтов, за вывоз мусора компания «Северсервис-2» оставалась должна. Достаточно много, чтобы подрядчики пригрозили приостановкой оказания услуг. И те и другие исполнили свои угрозы, но произошло это несколько позже.

Напомним читателям, что помимо иска к администрации города Мурманска об отмене Распоряжения 32 — р, ООО «УК «Северсервис-2» обратилось в Верховный суд Российской Федерации с требованием отменить письмо Минстроя, в результате превратного толкования которого мурманской мэрией возникло это самое Распоряжение. В ходе предварительного заседания, Верховный суд принял решение направить письмо Минстроя для анализа в два других ведомства — Министерство юстиции и Федеральную антимонопольную службу. Результатом оценки содержания Письма в обоих учреждениях, стали выводы об отмене Письма в связи с недопустимостью применения содержащихся в Письме рекомендации. Тех самых, где говорилось о возможности назначения временных управляющих компаний.

В министерстве строительства и ЖКХ, как стороне, привлечённой к судебному разбирательству в качестве ответчика, разумеется, отслеживали ход дела. В отличие от мурманских городских, тамошние чиновники или поопытнее, или пограмотнее. Ознакомившись с письмами Минюста и ФАС, они проявили ту самую прозорливость, которой явно не хватает их мурманским коллегам. Им стало ясно, что суд они, в итоге, проиграют. Проигрыш в суде для министерства — не только дискредитация авторитета ведомства во мнении взаимодействующих с ним структур. Это ещё и дискредитация министра в глазах начальства. А кто у нас в России начальство у министра? То — то! Поняв, что шапка горит и/или из боязни по таковой получить, срочно стали искать виноватых. И выявили:
img_20170531_0001

Ага! Из всех перечисленных Минстрой способен влиять на ГЖИ, а раз так — раз инспекция Мурманской области послужила передаточным звеном между Письмом и Распоряжением мурманской мэрии,- ей — Инспекции и заглаживать вину! И отводить удар от Министерства. Видимо, кто то (из Минстроя?) куда-то (в ГЖИ?) позвонил и мурманская инспекция бодро приступила к действиям. Директору ООО «УК «Северсервис-2» позвонила А. Кузнецова (напомним — это главный государственный жилищный инспектор по Мурманской области) и попросила (!) о встрече. Просьба её немедленно была удовлетворена. Далее, события состоявшегося диалога развивались по сценарию:«Тупой и ещё тупее»:
-Здравствуйте! — сказала начальник ГЖИ директору управляющей организации, — Разрешите задать вам несколько вопросов?
-Пожалуйста! — ответил директор.

Почему-то, эта стандартная формула вежливости при ведении диалога вызвала у Кузнецовой что-то, вроде мыслительного ступора. Видимо, пребывание в начальственной должности отучает от полезной привычки получать разрешение на право задавать вопросы. Проистекает сие от пробела в этимологических знаниях: сново «должность» — однокоренное со словом «долг». А должностные лица — они должны! Должны служить народу, который платит им зарплату из своих налогов. Они — должностные лица — не правят народом, как кому то из них порой мерещится. Они временно управляют доверенным им государством, регионом или городом в качестве наемных работников. Тем из них, кто успел это основательно подзабыть, не вредно будет перелистать на досуге Конституцию.

Далее, разговор пошёл о письме Минстроя и о том, что иск в Верховный суд — это некий перебор со стороны управляющей компании. Здесь возникла ситуация, когда ступор нашел на директора «Северсервис-2». Дело в том, что в конце августа 2015г. директор у компании сменился. Прежнего руководителя — с многолетним опытом в ЖКХ просто «достали» придирками, намёками на предстоящую ответственность за выпуск «двойных» квитанций до того, что она (директор) сочла за благо уволиться. А новый директор об иске в Верховный суд просто не знал! Поэтому брови директора при выслушивании аргументации ГЖИ о ненужности излишней горячности с обеих сторон поднимались все выше, соразмерно загружаемой в сознание информации. Кончилось, как у классика: «Не в курсе я, товарищи!» — сказал член правления (в данном случае — директор УК) и виновато развёл руками». На том мило разошлись. А из ГЖИ стали названивать учредителю предприятия. Тот был в курсе и советовал новому директору пожелания ГЖИ уважить. Директор уважил! Подписал заявление об отзыве иска из Верховного суда. Учредитель радовался, говорил, что может, наконец, ГЖИ прекратит донимать. Директор сомневался. Как выяснилось впоследствии, сомневался правильно, а заявление об отзыве иска подписал зря.

23 сентября 2015-го года состоялось заседание арбитражного суда Мурманской области по иску управляющей организации к администрации города Мурманска.
Юристом УК был представлен список домов, а также уточнения к исковому заявлению (о том, что оспаривается только один пункт Распоряжения).
Директор управляющей компании объяснил, что истец считает незаконным только ту часть Распоряжения, где говорится о назначении временной управляющей компании. Были приведены все те же доводы, которые уже приводились выше и которыми управляющая компания обосновывала продолжение своей деятельности. И напомнил о принципе разумности, в Жилищном кодексе предусмотренном. Было упомянуто, что письмо Минстроя, никак не могло рассматриваться в качестве нормативного акта. Само министерство впоследствии указывало на сугубо рекомендательный характер своих посланий. На вопрос судьи, в чем истец усматривает нарушение своих прав, был дан ответ, что законодательство предусматривает наличие только одной управляющей организации для отдельно взятого многоквартирного дома, что наличие «двойных» квитанций, дезинформация граждан, односторонний отказ от исполнения договоров подряда со стороны муниципальных организации нанесли прямой ущерб компания «Северсервис-2». Нарушены были также права жителей, поскольку односторонние отказы муниципальных подрядчиков формально не позволяли выполнять условия договоров управления, заключённых с гражданами. Кроме того, на момент заседания остался нерешенным вопрос о том, какая из двух управляющих организаций обязана оплачивать счёта подрядчиков за двухмесячный спорный период.

Представитель ответчика — администрации города Мурманска явилась на заседание в сопровождении третьих лиц — представителей комитета по жилищной политике всё той же администрации и муниципального унитарного предприятия «Эксплуатация — Сервис». На заседании все они выступали единым фронтом, но придерживались различных тактик.

Представитель администрации повела себя изначально так, будто мэрия — центр мира, пуп земли, а её суждения — непогрешимы. На довод о том, что накануне принятия Распоряжения можно было бы согласовать ситуацию с управляющими компаниями, в ответе её прозвучала оговорка в том смысле, что «не барское это дело — холопов слушать». Из ответов и доводов представителя администрации складывалось впечатление, что за основу тактики защиты был выбран приём, именуемый «включение дурака». Но при дальнейшем ознакомлении с ходом судебного заседания это впечатление пропадает. «Дурака», видимо, не «включали». До представителя администрации за всё время, что продолжалось заседание, так и не дошло, что речь в нём шла не об оспаривании норм законодательства, а о механизме их исполнения. Она, как баран в новые ворота, упёрлась в единственный довод: «Без лицензии — нельзя!». Поэтому, дискуссия проходила в контексте поговорки: «Я тебе про Фому, а ты мне про Ерёму!». Далее выяснились некоторые другие особенности административного мышления и профессиональной компетенции сотрудника. Так, стало известно, что по мнению администрации, поправки к Распоряжению следует публиковать за две недели до публикации самого Распоряжения. Что порядок осуществления лицензирования компетентному органу должны докладывать сами лицензиаты. Что разницы между жилищными и коммунальными услугами работник профильного отдела администрации не понимает. Наконец, что запреты следует исполнять свято, даже если запрещается дышать. Под конец заседания представитель администрации выразила истинное отношение администрации к производимым ею документам, обозвав их «всякими там».

Представитель КЖП выбрала другую тактику. «Наименее банальной является мысль ложная!». И вдохновенно врала на протяжении всего процесса взяв в пример классиков литературы! Начала с Гоголя, уподобив управляющую компанию офицерской вдове, которая сама себе вытекла, а закончила по Булгакову, демонстрируя очередной «случай так называемого вранья». Закончили оба чиновника высказыванием, свидетельствовавшим об обоюдном согласии, что управляющая компания сама во всем виновата, поскольку занимается предпринимательской деятельностью на свой страх и риск. Забыли только отметить, что главным фактором риска для предпринимателей стали сами чиновники, при явном стремлении быть ещё и главным фактором страха.
Что касается представителя муниципального унитарного предприятия, то он своим присутствием наглядно доказал ошибочность картезианской философии. Декарт утверждал:» Я мыслю, следовательно — существую!». А вот — таки и нет! Можно существовать, не мысля вовсе! Если, конечно, в судебном заседании не имел места случай проявления полтергейста в виде присутствия нежити.

(Все желающие ознакомиться с конспектом аудиозаписи заседания, могут это сделать, обратившись к приложению к настоящей статье)

Очевидно, существуют некие «местные» принципы правосудия и, руководствуясь ими, в удовлетворении иска управляющей компании было отказано. Впрочем, ООО «УК «Северсервис-2» тоже учитывало «характер местности» и на другой вердикт не рассчитывало. Была лишь соблюдена процедура перед обращением в апелляционный суд.
Апелляционная жалоба была составлена и направлена в 13-й арбитражный апелляционный суд города Санкт — Петербурга по подведомственности. Сысоев этого не ожидал, обиделся и попенял компании прилюдно на каком-то из собраний, где присутствовало большинство управляющих организаций города.
Рассмотрение апелляционной жалобы было назначено на 16 февраля 2016г. А в декабре 2015-го Конституционным судом РФ было внесено следующее определение по аналогичному случаю:

«КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 декабря 2015 г. N 2735-О
ПО ЗАПРОСУ
МИРОВОГО СУДЬИ СУДЕБНОГО УЧАСТКА N 1 ВЫКСУНСКОГО СУДЕБНОГО
РАЙОНА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
«…Таким образом, в настоящее время юридические лица, которые осуществляли предпринимательскую деятельность по управлению многоквартирными домами до принятия Федерального закона от 21 июля 2014 года N 255-ФЗ и которым было отказано в выдаче лицензии на занятие такой деятельностью, после 1 мая 2015 года не только вправе, но и обязаны продолжать управление многоквартирными домами до наступления событий, предусмотренных частью 3 статьи 200 Жилищного кодекса Российской Федерации. …»

Всё! Правота позиции управляющей компании «Северсервис-2» над мнением администрации города с её юридическими отделами была доказана определением высшей судебной инстанции государства. Ни один суд не примет решения, противоречащего точке зрения Конституционного суда. Всё равно, такое решение, в итоге, будет опровергнуто. Finita la comedia!

Законы регулируют общественные отношения. В теории — это инструкции для таких отношений, на практике — алгоритм их построения. Бывает, что в алгоритме встречаются противоречивые команды. У компьютера в этих случаях возникает сбой программы — машина «зависает». Требуется вмешательство третьей стороны — программиста или системного администратора. Только компьютер — он ведь «железка» на двоичном коде. А у людей вроде бы присутствует интеллект. Интеллект позволяет людям договориться в сложной ситуации. На примере описываемого случая, две организации — администрация и управляющая компания, столкнулись с «законодательным сбоем» — наличием двух противоречивых команд в одном и том же Жилищном кодексе (ст. 160 и ст. 200).И что?! Управляющая компания предложила администрации договориться, разобраться с системным сбоем до вмешательства соответствующего законодательного «системного администратора» — профильного комитета Государственной Думы или коллегии Верховных судей, которое, в итоге, и случилось. А что администрация? Они поступили как железяки с двоичным кодом или даже хуже. Даже не «зависли», а просто напортачили. Для всех!

Более того! Мурманская администрация сочла, что и Конституционный суд ей не указ! Ломать комедию продолжила. То что муниципальные организации, подразделения администрации, информационные и диспетчерские службы продолжали врать населению о правоте мэрии о необходимости платить в «Эксплуатацию — Сервис» — половина беды. Слова их к делу не пришьешь, хотя некоторые из них зафиксированы в виде аудиозаписей — для Истории.

Собственники помещений, так и не заплатившие никому за спорный период, были ознакомлены с определением Конституционного суда и словам администрации уже не очень верили. Но что сделало муниципальное унитарное предприятие? «Эксплуатация — Сервис», будучи привлечена к судебному разбирательству в качестве третьего лица, а посему, извещенная о наличии апелляционной жалобы, свидетельствующей о том, что окончательного, вступившего в силу решения ещё нет, в конце года направила в мировые суды иски к должникам за спорный период. Пачками! А потом, в. декабре, зная уже про определение Конституционного суда, эти иски не отозвала. Расчёт был на то, что мировые суды пройдут раньше заседания 13-го арбитражного апелляционного суда и ММУП успеет получить исполнительные листы о взыскании задолженности до принятия итогового решения, которое будет не в его пользу. Это уже жульничество на уровне уличного «кидалы» эпохи 90-х! Полагали, что «Северсервис-2» не вмешается, так как прямые интересы Общества это не затрагивало. Но частная управляющая компания работает во взаимодействии с людьми. Не из каких-то высоких идеалов. Просто от их благополучия зависит благополучие самой компании. «Северсервис-2» вмешалось. Иски «Эксплуатации» были приостановлены, а впоследствии — оставлены без удовлетворения.

16 февраля 2016г. состоялась заседание 13-го арбитражного апелляционного суда. Администрация Мурманска представителя туда не направляла, А от «Северсервис-2» поехал директор. И правильно поехал! Дело едва не было проиграно. Вот по какой причине: В апелляционной жалобе было указано, что оспаривается только один пункт Распоряжения 32-р — «2.3». Но в отношении всего списка домов в городе Мурманске, вошедших в сферу действия Распоряжения. А к большинству из них «Северсервис-2» отношения не имело и права спорить тоже. В результате присутствия удалось скорректировать объем требований. Пункт Распоряжения был отменён. Но только в отношении домов, которыми управляло ООО «УК «Северсервис-2».

Наука для граждан и предпринимателей:

  • 1.На судебные заседания ходить нужно!
  • 2.Формулировать требования следует точно и только в том объеме, который вас касается.
  • 3.Обратный вывод для тех, кто полагает, что за них кто-то другой грудью встанет: такое мнение ошибочно в своем принципе в отношении судебной практики. Это, в частности касается всех собственников, которые заплатили в «Эксплуатацию — Сервис» — их деньги не вернут без обращения в суд, а «Северсервис-2» свои получит не с муниципальной компании, а с этим же собственников.

Дальше дела шли своим чередом. Администрация подала жалобу в арбитражный суд Северо-западного округа. Проиграла. Коллегия Верховного суда в рассмотрении обращения администрации отказала. Произошло это 18 августа 2016г. Судебные разбирательства по Распоряжению 32 — р заняли 15 с половиной месяцев.

Почти год миновал. А с момента издания Распоряжения — больше двух. В течение всего этого срока городская администрация вставляла палки в колеса управляющей компании. Навешивала надуманные штрафы, пакостила, где только могла. Управляющая компания «Северсервис-2» за это время преобразовалась сохранив название, но под другим ИНН. По сути, стала новым юридическим лицом. И влилась в негласный холдинг в составе нескольких других управляющих организаций. А часть жилищного фонда расхватали коллеги — конкуренты. Стало от этого лучше жильцам или хуже — неведомо. Кто же в результате произошедших событий вышел победителем, а кто пострадал? Победителей нет! Есть только пострадавшие. И только среди собственников помещений.

Посудите сами: штат управляющей компании — наемные работники. Специалисты в сфере ЖКХ всегда востребованы и без работы не остались. Зарплаты же — почти везде одинаковые. А неспециалистов — не жалко! Пускай пропадают! Смысл этого высказывания станет понятен из текста ниже. Не квалифицированные специалисты — дворники, например — они тоже всегда найдут работу, если работать захотят.

В проигравшей формально администрации тоже все остались на своих местах, получают зарплату из бюджета. А пострадали только собственники. Все собственники в домах компании «Северсервис-2», услуги для которых не были оказаны в полном объеме. Оставшиеся без ремонта подъездов, без благоустройства придомовой территории, с текущими кровлями. А больше всех — те из них, что доверились городской администрации, Сысоевскому Распоряжению и заплатили в «Эксплуатацию — Сервис». После всех судов и отмены Распоряжения в отношении жилищного фонда, бывшего в ведении компании «Северсервис-2», эта организация осталась единственным обладателем права на получение квартплаты за период, когда из за Распоряжения, на жилфонде хозяйничали две управляющие компании. Как уже говорилось, около 300 человек заплатили (приблизительно, 750.000 руб.) за два месяца (май и июнь 2015г.) в компанию «Эксплуатация — Сервис». Остались должны (в полном соответствии с законом) компании «Северсервис-2». Лишь в этом году юридическая организация, уполномоченная компанией, приступила к истребованию долгов перед управляющей компанией в судебном порядке. Эти 300 человек — не единственные должники, а их доля в деньгах, причитающихся компании — не самая значительная в сравнении с другими должниками. Но те — другие — они сознательные неплательщики. С них долги требуют по всем нормам справедливости. А тут ведь люди заплатили! Заплатили за содержание и ремонт. Честь по чести! Заплатили в другую управляющую организацию, потому что поверили городской администрации. А теперь заплатят ещё раз! В мае 2017г. в уполномоченную юридическую организацию стали поступать первые исполнительные листы. И никакие доводы собственников о том, что они уже заплатили в другую компанию, по Распоряжению мэрии, мировым судом, который ведает делами, по взиманию подобного рода долгов, приняты во внимание не были. «Северсервис-2» и юристы разбираться с «Эксплуатацией — Сервис» не будут. Никаких договоров между ними и муниципальным предприятием нет. Так что, и оснований — тоже нет.

Основания истребовать деньги с «Эксплуатации — Сервис» есть только у самих жильцов. Или с городской администрации, своим Распоряжением спровоцировавшей существующее положение. Для кого-то полторы — две тысячи рублей, отданные «дяде» за так (у «дяди» есть фамилия — это директор «Эксплуатации — Сервис») — пустяк, ради которого не стоит морочить себе голову. А для кого-то — существенная часть месячного дохода. Наши пенсии, к примеру, — насмешка. Если вы не депутат или другой чиновник в отставке — на пенсию не только жить, но и умереть затруднительно. С учётом стоимости похорон.

Теперь о городских чиновниках и о том, почему не жалко неспециалистов. Маловероятно, что городская администрация все действия, связанные с Распоряжением 32-р, осуществляла только ради цели похищения у управляющей компании 750.000 рублей. У города Мурманска бюджет в 10.000 раз больше!

img_20170524_0002Такие суммы там «пролетают» незаметно, как у нас рубли. В такой сумме могла быть заинтересована «Эксплуатация — Сервис». Или вообще — одиночный игрок на фоне муниципального предприятия или городской администрации. И лишь в поддержку указанной организации или предполагаемого лица могла работать вся административно — коррупционная система. Про коррупцию здесь не просто так сказано. Борьба с коррупцией — модная тема. Но!

В бытность свою Президентом, Д. А. Медведев, который теперь «нам не Димон», высказал серьезные опасения по поводу одного своего наблюдения: все большее количество молодых людей стремится видеть себя на службе в государственных структурах и в исполнительной власти. Не только молодых! И опасения Медведева о том, что каждый из них лезет во власть ради коррупционной составляющей не совсем верны. Коррупция здесь — дополнительный стимул — возможность «прихватить по случаю». А главное здесь — «Есть такая профессия — на работе сидеть!», получать неплохую зарплату и гарантированные отпускные. А вместо мысли в головах и глазах — регламент, распоряжение, письмо вышестоящего «авторитета», или вообще — ничего! И готовность бездумно отстаивать любой начальственный рескрипт, не стесняясь лгать и изворачиваться. Такие вот паразиты вреднее, чем воры будут! Вор — он от случая к случаю. Или всего один раз. А эти — постоянный ущерб наносят. Вот крысы — они где жрут, там и гадят. Так и эти! Объедают бюджет, да ещё гражданам — налогоплательщикам, их кормящим, постоянно жизнь портят. Вспоминается Цицерон, также в свое время столкнувшийся с фактами вопиющей коррупции, но умевший бороться с ней эффективнее наших современников( Цицерон выступал обвинителем наместника Сицилии Гая Верреса, по выражению Цицерона «выметшего всю Сицилию (Verere — мести)». Процесс завершился признанием Верресом предъявленных обвинений и штрафом в 40 миллионов сестерциев (три с четвертью тонны золота по тогдашнему курсу)). И вслед за великим оратором хочется повторить:»Доколе будете испытывать терпение наше!»( Quisque tandem abutere (Catillina) patietia nostra?!)

А ведь всякое терпение не безгранично. Когда — нибудь властное надувательство городской чиновной братии вызовет нормальное желание воздать по принципу «Око за око!» — надуть их самих. И сделать это буквально, именно так, как чиновники всё всегда делают: через задницу!


автор: Директор ООО «Управляющая компания Северсервис-2»
Суслов Сергей

mp_viewerПолный-конспект-из-суда.pdf